Главная страница РегистрацияВход
Приветствую Вас, Гость
Пятница, 2017-04-28, 8:54 PM
                    WWW.GOROD-GROZNY.RU ©
Начало » 2010 » Февраль » 20 » Только один раз в жизни...
Только один раз в жизни...
Только один раз в жизни...
Зура Итсмиолорд


1.
Через сито ада в чан голода, болезней и мора.

- Дада, что тебе принести?- спросил четырнадцатилетний Амин у отца.

- Кусок холодного льда с вершины Кавказских гор. Он помог бы мне встать на ноги,- едва слышно ответил умирающий.

-Дада, мы далеко от Родины. А как здешние горы называются, я даже не знаю,- прошептал сын в ответ и наклонил голову.- Но если хочешь, я принесу тебе кусок льда с вон той вершины горы.

- Кусок льда помог бы мне потушить жар, который во мне,- тяжело дыша, вымолвил Яхшат.

Полностью поседевший раньше времени сорокадвухлетний мужчина едва двинул локтями, пытаясь приподняться.
Он лежал на деревянном топчане, накрытом красным истангом*. Подушкой ему служила бурка, аккуратно свернутая в круг.
Другой мебели кроме трех топчанов вдоль стен и низкого табурета, на котором стоял медный кувшин с водой, в комнате не было.На подоконнике стояла солдатская кружка. Стена, справа от двери, была заклеена газетами. Почти у самого потолка была прибита деревянная планка с торчащими туловищами четырех гвоздей, которые подарил сосед-казах.
С улицы к этой убогой комнате была наспех прилеплена комнатушка, которая служила кухней, столовой и гостиной.
Как в комнате, так и на улице хозяева соорудили чеченскую печь.
Она напоминала собой камин, с открытым огнем.
Сверху огонь перекрывался чугунной плитой, на которой готовилась пища.

Ранее крепкий, здоровый мужчина уже второй день лежал в постели. На вопрос близких о самочувствии отвечал:

-Хвала Аллаху за те годы, что я прожил и не узнал хворобы. Не беспокойтесь. Вот только жар внутри дайте мне потушить.

Он часто пил холодную воду и не мог справиться с жаждой

***
Ярко голубые глаза, в которые любила смотреться красавица Забу, затянулись серой пеленой в тот день, когда их погрузили в американские студебекеры и повезли на равнину.
В то жестокое февральское утро женщины плакали, а мужчины молчали.
Для доброй половины населения Чечни и Ингушетии 23 февраля 1944 года стало последним днем, когда они видели свой край родной. Когда они дышали Родиной, когда любовались небосводом и полетом орла. Плечи гордых кавказских гор осунулись и, натянув свои снежные папахи, они сделали вид, что не замечают, , что происходит.
Тревожно мычал скот, и громко лаяли собаки.
Обычно завывающий февральский ветер спрятался в гротах и между скал.
Даже крупные хлопья снега не радовали малышей, которым невдомек было, зачем их в такую рань вытащили из постели.
Двухлетняя Яха гладила черного котенка, который пытался вылезти из-под толстой пуховой шали, в которую она была укутана.
Пятилетний Амади время от времени жевал кусок соленного сушеного мяса и заедал его жареной мукой. Потом собирал снежинки с колен старшего брата и довольный собой, засыпал в трясущемся грузовике. Семилетние близнецы Юсуп и Юнус, насупившись, уткнулись в колени тети Пия. Вахид, Ваха и Шамхан, обнимали патефон, который они с таким трудом погрузили в грузовик.
Пассажиры прижимались друг к другу, пытаясь согреться.
Окаменевшие лица родителей пугали детей.
Суровые мужчины время от времени переводили взгляды со своих старых родителей на жен и сестер, призывая их к терпению.
Все- от мала до велика были уверены в том, что это роковая ошибка и их непременно вернут домой.
Гонимые горем, подчиняясь судьбе, чеченцы и ингуши ехали в синюю даль своей неизведанной судьбы, не оставляя надежды вернуться домой.
Железо для вайнахов всегда было священным.
Но сейчас железные струны рельс натянулись от мороза и везли народ через сито ада в чан голода, болезней и мора.
Семье Яхшата повезло больше, чем другим спецпереселенцам.Им разрешили подняться в третий с конца вагон.
В нем стояли четыре темно рыжих кабардинских скакуна. Для кормежки были заранее приготовлены тюки сена и соломы. За скотом присматривали двое красноармейцев.
С семьей Яхшата и красавицы Забу были еще Юша- родной брат Яхшата и его жена Пия.

Восемь детей Яхшата умудрились прихватить с собой в дорогу трехмесячного котенка Буртика и двух щенков, которым от рождения было всего две недели.
Благодаря подсказке офицера, стоявшего у него на квартире, Яхшат предупредил, чтобы все его близкие взяли в дорогу мед, жареную муку, ядра орехов, соленое сушеное мясо и медную посуду для воды.
Серебряную посуду, холодное оружие в виде саблей и кинжалов, они тщательно завернули в истанги- паласы из вяленной овечьей шкуры и под покровом ночи захоронили в надежде раскопать по возвращении на Кавказ.
***
- Будете ехать, как короли,- сказал Григорий, когда увидел беременную Пия.
Женщина ничего не поняла, но мило улыбнулась и опустила голову.
Кареглазая Яха подошла к красноармейцу и показала ему котенка.
- Ты спрячь его. Никому не показывай. Ему нельзя с тобой,- погладил Григорий девчушку.
- Буртик,- произесла малышка.
- Тяв-тяв,- выдали себя щенки.
- Да у вас целый зверинец. Хозяин, выкинь зверье. Самим бы вам доехать, вашу мать,- начал нервничать Степан.
- Прекрати, Степа. Неужели ничего человеческого в тебе не осталось?- как можно тише произнес Григорий.
- Я как лучше. Зачем лишние хлопоты? Если охрана обнаружит, им же хуже будет,- ответил Степан.
- А можно я лошадь поглажу?- вдруг прервал их разговор Амин.
- Нельзя. Ничего делать нельзя. Можно сидеть и можно стоять. И дышать, пока можешь,- грубо ответил Степан и посмотрел злыми горящими глазами на юношу.
Забу, которая не понимала ни одного слова по-русски, тихо позвала сына.
Амин присел, обхватил колени руками и опустил взгляд. Младшие братья последовали его примеру. Только Яха подошла к матери и, обняв за шею, начала просить еды.
Пия то и дело хваталась за живот. Стесняясь стонать, она кусала губы и раскачивалась со стороны в сторону.
Забу достала толстый кукурузный чурек и поделила его на небольшие куски.
Затем разрезала вкусно пахнущий козий сыр.
Мальчишки накрошили чурек в миску с водой и начали кормить щенков.
Юша и Яхшаат отказались от трапезы.
Амин последовал их примеру, но свой кусок чурека и сыра, отнес конюхам.
Григорий улыбнулся и пригласил присесть.
- Откуда так хорошо знаешь русский?- спросил он юношу.
- Я в школе учил. И мой дядя в сельсовете - председатель. Я пионервожатым был,- ответил Амин.
- А Родину ты свою любишь? Страну Советов уважаешь?- исподлобья спросил Степан.
- Мой дядя - на войне. Он освобождал Украину. У мамы три брата погибли в Брестской крепости. И я пойду воевать за родину.
- А белого коня Гитлеру кто готовил?- опять съязвил Степан.
- А этих скакунов ты везешь Гитлеру?- вдруг резко, привстав, ответил юноша.
-Щенок!- зарычал на него Степан.- Да я тебя сейчас штыком проткну.
- Прекрати сейчас же! Они такие же люди, как и мы с тобой,- схватил Григорий товарища.

Услышав шум, женщины и дети насторожились. А Юша подошел к племяннику.
- Простите. Горячая кровь,- обратился он к красноармейцам.
- А ты иди к семье. Я тут сам разберусь.

Переговорив, Юша вернулся на свое место.

***
Поезд тронулся с места далеко за полночь.
Под покровом ночи ветер чуть осмелел и вышел проводить несчастных.Он заглядывал в каждую щель вагонов, раскачивал гудящие провода.

На следующей станции к ним в вагон постучали.
Это красноармейцы с двух последних пустых вагонов-холодильников попросились к конюхам.
Каково же было удивление родителей, которые рано утром обнаружили Яху, сидящую на коленях одного из красноармейцев с огромным куском сахара.
Увидев подходящего отца, девочка спрыгнула с колен солдата и побежала навстречу.
Отец ласково оттолкнул девочку и пожелал всем доброго утра.
- Ты пересади семью поближе к тюкам. Совсем они у тебя замерзнут,- предложил Григорий.
- Спасибо. Мы воспользуемся твоим предложением,- ответил Яхшаат.
- Слышишь,- услышал он голос Забу.- Попроси их остановить поезд. Надо бы выйти нам на двор.
- Жена, вагон не может остановиться. Вот поезд остановиться, тогда и выйдете. Потерпите,- ответил он жене.
Но поезд то замедлял свой ход, то ускорял.

Тяжелее всех приходилось Пия.
Тяжелый живот давил на мочеточник, но опорожнить его было негде.
Понимая ситуацию, мужчины отворачивались.
Не выдержав стоны невестки, Яхшат подошел к красноармейцам и подозвал Григория.
Тот никак не мог понять, почему говоря о естественных надобностях, горец говорит низким тоном.
Яхшат протянул Григорию серебряную монету.
Красноармеец оттолкнул руку кавказца и, взяв тюк, предложил соорудить отхожее место прямо в вагоне.

К вони конской мочи добавился еще один запах.

Но это было легче переносить, чем терпеть адскую боль.

( продолжение следует)

Просмотров: 964 | Добавил: itsmeolord | Рейтинг: 0.0 |
Меню сайта

Форма входа

Календарь
«  Февраль 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

Поиск по дневнику

Друзья сайта

Статистика

 
WWW.GOROD-GROZNY.RU © 2006