Главная страница РегистрацияВход
Приветствую Вас, Гость
Пятница, 2017-04-28, 8:53 PM
                    WWW.GOROD-GROZNY.RU ©
Начало » 2009 » Ноябрь » 27 » Неродившийся сын.
Неродившийся сын.

Зура Итсмиолорд

- Мамаша, у вас двадцать недель беременности,- сказала врач-гинеколог, снимая одноразовые перчатки.

- Как? Не может этого быть. Аллах, что мне теперь делать?- растерялась Лиза.

Присев на край кушетки, женщина заплакала.

- Что тебя так расстроило? У тебя есть муж, в отличие от тех, кто вынужден рожать после гибели мужей. Женщина, которая была до тебя, потеряла мужа совсем недавно. И не в результате взрыва или аварии. Ее муж задохнулся от паров бензина в яме, пытаясь прокормить свою семью. У нее патология. И она желает сохранить этого малыша, несмотря на маленький срок.

- Замужем. Осталось одно название... Не знаю, как это получилось. Доктор, а аборт сделать можно?

- А ты не боишься Аллаха? У тебя большой срок. Обычная капля воды превратилась в сгусток крови, которая в течение сорока дней нарастила в себе кости. По исламу через 120 дней в тебе уже живет маленький человечек. И у него есть душа. Для него определена судьба. Ему предписано количество, качество и способ добычи пропитания. Ему определен срок жизни на земле. Вместе с ним в наш мир придут его счастье и любовь. Он ест то, чем питаешься ты. Он живет твоими мыслями, чаяниями и надеждами. И самое страшное для него - боязнь, что не сможет придти в наш мир. Оставь ему этот шанс. Он нас слышит сейчас.

- Доктор, мой муж – наркоман. Моей младшей доченьке - восемь лет. Я уже три года не видела ее. Старшая, Залина не ходит в школу, хотя ей всего тринадцать лет. А близняшек я вижу только, когда они спят. Я ухожу на работу - они спят. Прихожу - тоже спят.

- Аллах смилостивится и пошлет тебе сына. Может и хорошо, что ты не заметила свою беременность, - положив руку на плечо Лизы, произнесла врач.- Я буду наблюдать тебя. Давай положимся на Всевышнего.

Выйдя из женской консультации при Центральном роддоме, Лиза медленно пошла в сторону рынка, где она торговала чужим товаром.
Тяжелый серо-желтый смог не давал лучам осеннего солнца согреть ее. Изредка мимо нее проходили безучастные к ее судьбе люди.
Город стоял в руинах.
Пустые глазницы зданий, которые еще не разобрали на кирпич, с грустью смотрели вслед прохожим. Каждый кирпичик полууцелевшего дома вздрагивал от вида лома и кувалды, боясь, что не дождется своих жильцов.
Дом, в которой до войны жила семья Лизы и Тимура, был полностью разрушен. От школы, в которой она преподавала биологию и химию, ничего не осталась. А найти работу в другой не представлялось возможным по самой простой причине: зарплату учителям не платили, да и сменного платья у женщины просто не осталось. Проведя больше года в подвале разрушенного дома, питаясь исключительно продуктами гуманитарных организаций, эта семья, как и все остальные, была счастлива тому, что с неба на них не сыпется огонь смерти.
Найдя мужа, который потерялся на дорогах войны, выживая в страшнейших условиях, Лиза не заметила, как потеряла его.
Физически он был жив.
Даже ни одного ранения, несмотря на то, что был защитником Президентского Дворца.
Но об этом никто не вспоминал.

***

До войны Тимур был учителем физкультуры и Начальной Военной Подготовки.
Чувство патриотизма и осознание своего долга, как защитника семьи, привело его к повстанцам. Взяв в руки оружие, он встал на тропу войны. Но в марте 1995 года он потерял связь с семьей.
Время от времени он навещал родственников, пытаясь узнать о своей семье. Единственный брат жены покинул республику.
Близких родственников ни у него, ни у жены не осталось.
Полтора года неизвестности давили на него.
Впервые он попробовал наркотик, как снотворное.
Но та небольшая доза ему не помогла.
Сердце разрывалось на части от осознания своей вины перед родителями, женой и четырьмя дочерьми, которых он бросил на произвол судьбы в первые же дни войны.
Зная, что мать не одобрит его поступок, сын не стал просить у нее благословения. Продав автомобиль, он купил автомат и патроны. И по зову сердца ушел защищать Родину, оставив меньшую часть денег семье.
Тимур, как и те, кто был рядом с ним в те дни, были больше, чем уверены, что они опять поиграют в войнушки, как это случилось в ноябре 1994 года. Тогда оппозиция зашла в Грозный под прикрытием небольшого количества российских танков. За считанные часы танки были уничтожены, а оставшаяся живая сила взята в плен.
Блокируя свои чувства, замораживая свою нервную систему, Тимур разрушал свое физическое тело. Некогда сильный крепкий мужчина все больше и больше стал зависеть от дурмана. Если для обычного человека жизненно необходимыми являются воздух, вода, соль, сон, то Тимур забыл, когда последний раз нормально ел и спал.
Он облазил все подвалы района, в котором его семья жила. Он объездил почти все села в поисках близких. Но никаких концов найти не смог.
После очередной неудачной поездки, Тимур уходил в себя, прятался от людей и принимал очередную дозу наркотика, которая помогала ему копаться в своих проблемах и переживаниях, направляя все его внимание вовнутрь. Но его проблемы не уменьшались. Он ссорился с друзьями, просто знакомыми и незнакомыми.
Понемногу стал избегать общения.
Появились долги, недоверие кредиторов.
Но шайтан, в виде наркотиков, поселился в нем.
Шайтан начинал бунтовать, если приходило время очередной дозы.

-Бери, колись,- подсказывал шайтан, одурманивая мужчину.

Разрушив душу, забрав все то хорошее, что в нем жило - доброта, искренность, честность, способность любить - шайтан взялся за тело мужчины.
Поменялся цвет кожи, на теле стали появляться язвы. Постоянная ноющая боль в суставах. Начали гнить зубы и слабеть кости.
В руках уже не было сил держать автомат. Продав его, Тимур полностью попал в сети шайтана.
От всех своих бед Тимур сбежал в его объятия. Он был похож на ребенка, у которого забрали игрушку. Но если ребенок бежит к маме, то бывший спортсмен, здоровяк Тамерлан прибежал к шайтану.

- Я тебя сделаю счастливым,- шептал ему шайтан после очередной дозы. – Теперь я буду твоим внутренним миром. Зачем тебе уважение людишек?

Ломка заканчивалась, но он не становился счастливее.
Тимура ничего не радовало. Он осознавал, что гармония его души зависит от счастья. А счастье - это состояние души, не зависящее от внешних факторов. Его не волновали деньги, одежда, погода. Но он разучился радоваться мелочам и веселится по пустякам.
Тимура перестало пугать то, что он потерял свой внутренний мир, свое собственное "я".
Когда он начинал задумываться над этим, шайтан начинал бунтовать в нем.
Он вливал помои в пустоту его души, делал его слабым сначала внутри, а потом и снаружи.
Поселившись в нем червячком, Шайтан стал превращаться в дракона.

- Ну, когда приколемся? Ну, давай, - шептал он.

Потом уже переходил на угрозы.

- Я умею ждать. Но мое терпение может лопнуть. Неужели ты хочешь зря прожить этот день? Я - источник подлинного удовольствия и радости. Я подарю тебе эйфорию. Наркотический сон,- шептал шайтан. - Я имею на тебя влияние. Я завладел твоим телом и разумом. Поиграй со мной. Оставь ту реальность. Пойдем со мной в игру.

А потом… боль и неприятное ощущение. Нервозность усиливалась. И он опять бежал в знакомые объятия.
***
Наркотик, как чума сжигал Тимура. На анашу денег не было, в долг никто уже не давал.
В тот день Тимур зашел на рынок за очередной дозой насвай. На другие наркотики денег катастрофически не хватало.

- Зулпа, отпусти два стакана в долг. Я расплачусь, как можно быстрее.

- Ты уже за восемь стаканов мне должен. Не дам я ничего. Хозяин не позволяет, - стала отказывать продавщица.

- Не могу я уйти без этого. Пойми ты меня. Продам немного металла и рассчитаюсь. Дай. По-хорошему же прошу, - настаивал Тимур

- Папа! Папа, ты меня узнаешь? Это я - Залина,- начала дергать его за рукав девочка.

- Отойди,- не оборачиваясь, оттолкнул он ребенка.

Девочка отлетала в сторону и упала на разбитый асфальт.
Из носа потекла кровь.
Хромая неуклюжая Зулпа бросилась к ребенку.
Тимур моментально насыпал себе в карман стакан гадости и быстрыми шагами стал удаляться, крикнув на ходу:
- Запишешь на мой счет.

- Папа. Это мой папа,- размазывая кровь, тихо плакала девочка.

- А где твоя мама?- спросила ее Зулпа.

- Мама пошла за хлебом. Мы с ней целый день торгуем на рынке,- ответила Залина
- Почему он ушел? Он забыл меня?

Женщина прижала к себе ребенка и расплакалась.
- Девочка моя, он сегодня не смог тебя узнать. Ты его прости. В следующий раз он обязательно тебя узнает. Шайтан его попутал. Прости ты нас, взрослых. Грешны мы перед тобой и твоим детством.

- Тетя, а это что за какашки ты продаешь? Это можно кушать? - спросила девочка, показывая пальчиком на мешочек с насвой.

- Это- гадость, которая не дает мне умереть с голоду. Но убивает таких, как твой папа,- опустив голову, произнесла продавщица.- Ты иди к маме, она заждалась тебя.

- Тимур! – вскрикнула Лиза от неожиданности, когда он нечаянно наткнулся на нее.
Он остановился. Но никак не мог понять, откуда Лиза взялась.

- Что с тобой? Ты откуда? Ты почему нас не искал?- оглядываясь по сторонам, заплакала жена.

- Лиза...Лиза... Пойдем. В развалины пойдем, - потянул ее Тимур.

Лиза не успевала за мужем.
Завернув за угол, Тимур достал что-то из кармана и наполнил рот. Присев на груду кирпичей, запрокинул голову, закрыл глаза и стал слегка постанывать от неведомой боли.
Лиза стояла рядом и не могла поверить, что перед ней ее муж, человек которому она родила четыре дочери. Тот, кто дарил ей счастье. Тот, которого она безумно любила. Верила и ждала.
Грязный, бородатый, исхудавший до неузнаваемости, тридцатипятилетний мужчина лежал на грязной мокрой куче и не открывал глаза.

- Тима,- дотронулась Лиза до руки мужа, - что с тобой?

- Подожди, шайтан сейчас отпустит - открыв веки, посмотрел он на жену стеклянными глазами.

- Тимур, пойдем домой. Мы живем в чужом полуразрушенном заброшенном частном доме. Мы думали, что ты погиб... Тимур, какое счастье, что ты жив. Как же нана обрадуется тебе!

- Лучше бы я умер!

- Не говори так. Ты нам нужен любой. Дада и нана очень обрадуются. Пойдем домой.

***

Войдя во двор, Тимур остановился.
На бетонных ступеньках, сгорбившись, сидела Мизан, мать Тимура, не по годам состарившаяся за время войны и отсутствия сына.
Из-за угла дома показался Эди, отец.
- Добрый день, - поздоровался сын.

- Тимерхан, ты?- поднялась старуха.

Подбежав к матери, Тимур обнял ее, раньше, чем она упала.

- Дождалась, сынок. Верило мое сердце, что ты жив. Дождалась,- плакала мать.

Она дотронулась до лица сына, нащупала его нос и глазницы, затем потрогала затылок:
- Да. Это ты. А я совсем ослепла от этого дыма. Совсем уж дышать тут не могу. Говорят, варят бензин,- прижавшись к сыну, шептала старуха.

- Дада, как ты? Как вы жили все это время?

- Как Бог послал, так и жили. Хорошо, что ты жив и вернулся домой. Лиза, накрой нам стол.

Из дома вышли три девочки и, молча, наблюдали за старшими.
Тимур не признал девочку, которую оттолкнул на рынке.
Рассказывать об этом Залина не стала.

2.

Шайтан, который съел не одну сотню людей, просто так не мог оставить свою жертву.
Он ни на минуту не покидал слабеющее тело мужчины.
Лиза же не могла найти подход к мужу. Оставаясь наедине с мужем, она пыталась взять его лаской и нежностью.
Потом начинала сама на себя злиться. Потом долго молилась, прося прощения у Всевышнего. Копаясь в памяти, искала причину холодного отношения со стороны мужа. Уставшая растерянная женщина опять все списывала на войну.

- Он даже не спросил, почему младшая дочь в Волгограде, а Залина не ходит в школу.

Большим подспорьем была пенсия престарелых родителей, которую Лиза перевела в Ингушетию. Сосед Рамзан прописал стариков у своих дальних родственников в Карабулаке и раз в месяц привозил им пенсию.

С возвращением мужа домой денег стало катастрофически не хватать. На что тратил деньги муж, Лиза не понимала. А спрашивать - стеснялась.
Работы, как почти у всех в республике, у него не было.
Тимур не курил. Но зубы потемнели и стали выпадать. Некогда густые волосы поредели. Стеклянные глаза мужа пугали Лизу. Запаха спиртного от него не было. Алкоголем и табаком Тимур и раньше не увлекался. Но со стороны казалось, что мужчина - пьян.
Ранее мягкий и добрый сын начал грубить матери. Опомнившись, извинялся. Но опять все повторялось. Однажды, услышав, как сын повысил голос на мать, Эди замахнулся на сына кумганом, который держал в руках.
Тимур схватил кумган, но забрать его у отца он не смог. Старик решил, что сын не посмел выдернуть посудину из рук отца.
- Шайтан! Что с тобой происходит? Ты не похож на нашего сына! Я тебя таким не растил! - заявил старик.
Полуслепая Мизан жалела о том, что совсем не ослепла, видя, но не понимая, что происходит с ее единственным сыном.
Она долго молилась, прося у Аллаха прощения за то, что не успела дать сыну. Она просила за устаза, родителей, сына, невестку, внуков, за всех покинувших сей бренный мир, за пропавших без вести, за всех верующих.
- Аллах дай нам в награду терпение и помоги выгнать шайтана, который охотится за душой моего сына,- просила она, боясь, что кто-то услышит ее мольбу.
- Аллах, не дай мне увидеть смерть близких. Забери меня раньше, чем мой сын осквернит память наших предков, опозорит нас. Аллах, помоги ему справиться со своей бедой. Прости нас всех грешных, живших и живущих,- просил Эди.
- Аллах, верни нам папу, который был у нас. Аллах, помоги маме. Аллах, продли жизнь дедушки и бабушки, - просили малышки.
- Аллах, дай мне силы пройти через все испытания, которые ты мне послал, с честью. Дай нам хлеба, не оставь без крова. Не лиши меня разума,- просила Лиза.

Один Тимур ничего не просил.
Он брал в руки коврик и закрывался в комнате.
Шайтан, поселившийся в его душе, давно уже чувствовал себя на балу жизни.
Стоило Тимуру встать на коврик для намаза и начать читать молитву, как Шайтан начинал протестовать.
Он стучал кулаками изнутри. Разрывал его сердце на мелкие части, накидывался страшной болью на суставы.
Тимур падал и корчился от боли, бился головой об стенку, кулаками разбивал стекла в оконных рамах. В доме не осталось ни одного целого зеркала.

Брал последние деньги и опять шел на рынок.

У молодого мужчины не стало друзей, кроме наркотиков. Шайтан забрал его из земного мира. Тело его жило, а душа покинула.
Он забыл о том, что у него есть дети. Они существовали для него, как жильцы дома.
Лиза даже не поняла, как она забеременела.

***

- Папа, а мне сегодня 13 лет,- сказала Залина.

- Мама обещала, что на следующий год я опять пойду в школу.

- Да?- удивленно посмотрел на дочь Тимур.- Я думал, что школы все закрыты.

- Мы ходим в школу. А ты даже не интересуешься, как мы учимся,- хором произнесли Зура и Зара.

- Мне не надо в школу ходить. Кругом - разруха. Чему могут учить в школе? – лениво ответил отец детям и исчез в соседней комнате.
Залина пыталась сдержать слезы. Сестрички обняли ее, поцеловали в щечки и выбежали во двор.

- Дети, а почему ваша мать сегодня задерживается?- спросил дедушка.

- Дада, мама должна была сходить к врачу. А потом собиралась проведать наш двор, чтобы люди не разобрали оставшийся кирпич, - ответила Зара.

- У Залины сегодня день рождения. Дада, можно мы купим сегодня мороженое? - спросила Зура.

- Дедушка еще не получил пенсию. Подождите пару дней, хорошие мои, - смутился дед.

Но в этот момент во двор вылетели осколки от последнего стекла, который разбил Тимур.
Девочки обняли деда и зажмурили глаза.
Залина покрыла голову платком, побрызгала двор водой из кумгана и стала подметать двор.

- Отпусти меня, шайтан! Я тебя уже покормил! Не мучай мою семью. Забери мое тело и покинь этот двор,- бился головой об стенку мужчина.

- Сынок, ты к Аллаху обратись. Чувствует мое сердце, что твоя душа пуста. Не убивай ты нас своим бездушием. Какая беда постигла тебя? Что дурманит твой разум? Не убегай от нас. Поделись. Я - слепа, но мое сердце открыто для тебя. Прошу Всевышнего вернуть тебя нам, - гладила мать сына.

***
Лиза уже давно знала, что муж не может обходиться без наркотиков.
Она несколько раз выплатила его долг за насвай.
Но ни детям, ни его родителям, не говорила об этой беде.
Она делала попытки заговорить с мужем на эту тему. Тимур замыкался в себе, не садился за общий стол и ложился спать на полу, покрытом старым истоптанным паласом, который отдала ей сердобольная жена Рамзана.
Женщина стала стесняться своей беременности и ходила сгорбившись, втягивая живот.
Сидеть на рынке стало тяжело.

Зачастили грязные осенние дожди.
Серое грозненское небо хмурилось и не обещало ничего хорошего.
Ангел добра погряз в грязи и не мог взлететь. Это и хорошо. Он, наверное, покинул бы плачущую землю вайнахов, которые превратились в серую безликую массу людей, пытающихся съесть друг друга. Ангел смерти настолько разленился, что не хотел прилетать за телами. Люди исчезали средь бела дня. Они не числились ни среди живых, ни среди мертвых. Различные группировки вооруженных людей, делали вид, что строят государство. А Шайтан веселился, заполняя пустые души людей своими помоями.
Казалось, что эта осень никогда не кончится. Люди не строили планы. Полуголодные, полуозверевшие они не замечали, как день сменяется ночью.
Время отмеряло свои минуты, приближая час расплаты.

- Такая нищета, а я еще и беременна, - корила себя женщина.

Купив несколько мешков низкосортной пшеничной муки, два центнера картошки, три мешка лука и двадцатилитровый бидон растительного масла, Лиза отпросилась у семьи на неделю. Сказав, что хочет проведать младшую дочь в Волгограде, решила для себя, что сможет уговорить врачей на аборт.
Она заняла пять тысяч рублей у Рамзана, пообещав расплатиться по возвращении из города на Волге.
Лиза всю ночь не спала. Сердце подсказывало, что она не права. А оставить малыша, она не могла. Не могла она себе позволить сидеть дома, а малолетнюю дочь отправить работать. Скудной пенсии стариков не хватало на минимум.

Дожидаясь рассвета, Лиза замесила тесто на хлеб, поставила опару и сидела на кухне при слабом мерцании свечки.

-Тук, тук, тук!- постучался шайтан в мозги Тимура.

-Оставь меня! Если ты пришел за моим телом - забирай, - схватившись за голову, произнес Тимур.

-Зачем мне твое дряблое тело? У меня будет свежая кровь! - расхохотался Шайтан.

- Покинь меня! Я сам принесу тебе свое тело! Я знаю, где есть растяжки. Я пойду в дачный поселок, и меня разорвет на части. Никто не узнает, чьи это остатки!

- ХА-ХА- ХА!- долго слышалось эхо смеха шайтана.

Внезапно появился яркий свет.

- Не убивай меня! Не убивай меня! Не убивай меня! - раздался детский голос.

Тимур увидел свои окровавленные руки. На узкой тропе, ведущей к его дому, лежали хирургические ножницы и серп. Дом был таким же, как и до войны. А вместо окон - человеческие глаза, наполненные грустью. Он где-то видел эту грусть, но никак не мог вспомнить, чьи же это глаза.
Проснувшись, Тимур приподнялся и посмотрел на кровать. Она была заправлена.
Он опять лег спать. И опять: его окровавленные руки и огромный пустой дом с окнами - глазами.
Тимур присел. Потер глаза.
Встал и пошел на кухню за водой.
Лиза не заметила, как в комнату вошел муж.
Увидев тень, она подняла взор.
На Тимура смотрели грустные глаза из его сна. Только они принадлежали Лизе.

- Лиза, ты от меня уезжаешь? - спросил Тимур.

- Не знаю. Я сама не знаю, что я делаю, - тихо ответила она.

- Лиза, увези меня отсюда. Не оставляй меня. Я схожу с ума. Мне нужна помощь.
Я не могу жить без наркотиков. Если бы я не боялся Аллаха, я наложил бы на себя руки.

- Тогда поедем вместе. Аллах подскажет, каков будет наш выбор.

- Лиза, мне часто снится наш дом. Может, пройдемся до него? - несмело предложил Тимур.

- Накинь теплую куртку. И возьми зонт. Там опять плачет небо, - ответила Лиза и вышла первой из кухни.

***
-Лиза, у меня руки в крови? - спросил Тимур, когда они вошли в свой бывший двор.

- Не пугай меня, Тимур. Ты кого-то убил? - дрожащим голосом спросила женщина.

Тимур протянул руки к жене.
Лиза сделала шаг вперед и прижалась к нему.
Плод начал бить ножками, сообщая о своей радости.

- Лиза, что это?

- Твой неродившийся сын, которого я собираюсь убить, - на одном дыхании выдала женщина и попыталась разжать объятия мужа.

-Нет! Нет! Нет! - застучали маленькие ножки, пытаясь вырваться из утробы.

- Лиза, я буду жить ради вас. Аллах - свидетель. Я справлюсь с шайтаном. Только ты наполни мою душу прежней любовью.

- Родной мой, ты открой свое сердце и впусти ее. Она ходит за тобой по пятам.

- Милая, я никогда не сомневался в тебе. Давай мы с тобой съездим к месту паломничества в республике.
- Пусть твои ангелы вернутся к тебе. Ты нам очень нужен, - шептала Лиза,
положив голову на грудь мужа.

- Я приду в ваш мир. Теперь я точно приду, - стучал ножками и бил ручками еще неродившийся сын.

Просмотров: 1298 | Добавил: itsmeolord0276 | Рейтинг: 4.4 |
Меню сайта

Форма входа

Календарь
«  Ноябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Поиск по дневнику

Друзья сайта

Статистика

 
WWW.GOROD-GROZNY.RU © 2006